01.03.2019

1 марта экспертно-криминалистической службе МВД России исполнилось 100 лет. Раскрытие практически всех преступлений сейчас уже невозможно себе представить себе без экспертов-криминалистов. Почему их работа так важна и как изменилась эта служба за последние десятилетия? Об этом и не только говорим с начальником
Экспертно-криминалистического центра МВД России, кандидатом экономических наук, генерал-лейтенантом полиции Алексеем Валерьевичем Шишко. Алексей Валерьевич, здравствуйте!

Ведущий:  Алексей Валерьевич, в начале нашей беседы я предлагаю немного поговорить об истории создания ЭКЦ МВД России. Почему датой отсчета принято считать 1 марта 1919 года? Что сейчас из себя представляет экспертная служба МВД? Какова ее численность?

Ответ: 1 марта 1919 года при Центральном управлении уголовного розыска начал свою деятельность Кабинет судебной экспертизы. Он стал первым полноправным экспертным учреждением нашей страны.  Его руководителем был назначен Петр Сергеевич Семеновский –  автор основополагающих научных работ в области дактилоскопии и уголовной регистрации. В начале 1920-х годов Кабинет был преобразован в научно-технический отдел, и затем, вплоть до начала Великой Отечественной войны, аналогичные подразделения формировались в областных и районных аппаратах уголовного розыска. Во второй половине 1940-х годов криминалисты советской милиции окончательно получили структурную самостоятельность. Был создан Научно-исследовательский институт криминалистики. В его составе организованы лаборатории криминалистической, баллистической, физико-химической и фотографической экспертиз. На базе института в 1960 –  1970 годах активно развивалась Центральная научно-исследовательская криминалистическая лаборатория МВД СССР. В начале 1980-х годов было образовано Экспертно-криминалистическое управление МВД СССР,  а лаборатория преобразована во Всесоюзный научно-криминалистический центр. Наконец, в 1990-х – начале 2000-х годов была выстроена современная система экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел во главе с ЭКЦ МВД России Существенный вклад в процесс  ее формирования внесли такие видные ученые-криминалисты, как  Рафаил Самуилович Белкин, Петр Тихонович Скорченко, Виктор Алексеевич Снетков, Владимир Францевич Статкус, Игорь Петрович Карлин,  Татьяна Витальевна Аверьянова и другие.

Ведущий: А что сейчас представляет из себя ЭКЦ МВД России? 

Ответ: Сегодня экспертно-криминалистическая служба МВД России самая разветвленная и многочисленная в стране. Без лишней скромности могу сказать, что с ней не сравнится ни одна система государственных судебно-экспертных учреждений – ни по числу экспертов, зачастую владеющих несколькими специальностями, ни по количеству выполненных исследований и выездов на места происшествий, ни по весомости вклада в криминалистическую науку и практику.  Благодаря стремительному развитию науки и техники постоянно пополняется арсенал средств и методов судебной экспертизы. Эксперты-криминалисты идут в ногу со временем, постоянно совершенствуют свои знания и профессионализм. Общая численность нашей службы составляет почти 17 тысяч человек.  В ее состав входят головное судебно-экспертное учреждение – Экспертно-криминалистический центр МВД России, а также экспертные подразделения территориальных органов и транспортной полиции. Более 95 % личного состава имеет высшее образование.

Ведущий: Если посмотреть на статистику, можно ли назвать примерный объем работы сотрудников экспертно-криминалистической службы МВД России?

Ответ. Наши специалисты ежегодно проводят свыше 2 млн экспертиз и исследований. Участвуют более чем в 2,5 млн оперативно-розыскных мероприятий и почти таком же количестве процессуальных действий. Осуществляют государственную геномную регистрацию, проводят проверки по различным экспертно-криминалистическим учетам – дактилоскопическим, баллистическим, учетам поддельных денежных знаков и документов и другим. В ряде случаев предоставленная информация является едва ли не единственным доказательством, изобличающим преступников. Как минимум каждое третье преступление раскрывается при непосредственном участии экспертов российской полиции.

Ведущий: Здесь хотелось бы уточнить, каково взаимодействие с другими подразделениями МВД?

Ответ: Успех нашей работы во многом зависит от эффективности взаимодействия с коллегами из органов следствия и дознания, уголовного розыска, а также других оперативных подразделений. И надо отметить, что мы всегда находим взаимопонимание и стараемся оказать им максимально возможную помощь в раскрытии преступлений и изобличении злоумышленников.

Ведущий: Теперь я предлагаю подробнее поговорить про сами экспертизы. Какие выполняют сегодня сотрудники экспертных подразделений, и какие из них являются наиболее востребованными и перспективными с точки зрения раскрытия преступлений?

Ответ. Преступления становятся все более изощренными. Криминал берет на вооружение новейшие достижения науки и техники. Поэтому мы должны оперативно реагировать на вызовы и угрозы со стороны преступного мира и постоянно повышать уровень своей работы.
Наш арсенал технических средств позволяет проводить практически весь спектр исследований, в которых нуждаются оперативные и следственные подразделения. Всего в системе МВД России организовано производство 49 видов судебных экспертиз. Некоторые из них уникальны.
Результаты каждого исследования – это основа для формирования доказательственной базы по уголовным делам, связанным в первую очередь
с посягательством на жизнь, здоровье или имущество граждан, незаконным оборотом оружия и наркотиков, проявлениями терроризма и экстремизма, хищением денежных средств из государственного бюджета, в том числе с использованием коррупционных схем. Трудно выделить из них наиболее перспективные и востребованные. На мой взгляд, с учетом сегодняшних реалий наиболее динамично развиваются такие направления, как ДНК-анализ, компьютерные, физико-химические, фоноскопические, взрывотехнические, судебно-экономические экспертизы и ряд других.
За последние два года организовано производство новых для органов внутренних дел видов экспертиз – строительно-технических, радиотехнических, психофизиологических и товароведческих.

Ведущий: А для раскрытия каких видов преступлений используются новые виды экспертиз, например, строительно-техническая и товароведческая?

Ответ. Данные направления востребованы в раскрытии преступлений экономического характера, а также посягательств на имущество.
Строительно-технические экспертизы исследуют строительные объекты и территории, функционально с ними связанные. В зависимости от состава расследуемого преступления и механизма его совершения перед экспертами могут быть поставлены задачи, требующие применения специальных знаний в области проектирования, строительства, а также ценообразования.  На сегодняшний день направление строительно-технической экспертизы организовано в 71 региональном экспертном подразделении. За последние три года выполнено свыше 4,5 тыс. экспертиз и исследований данного вида.  Они проводились при расследовании резонансных преступлений, связанных с реализацией крупных строительных проектов. При этом нашими экспертами была сформирована доказательственная база по фактам хищения сотен миллионов рублей бюджетных денежных средств. Товароведческая экспертиза имеет целью установление подлинности тех или иных товаров, а также стоимости похищенного имущества, от размера которой следствие и суд квалифицируют состав и определяют тяжесть совершенного преступления – кражи, грабежа, разбоя, мошенничества и других.

Ведущий: Алексей Валерьевич, каким бы Вы нарисовали портрет современного эксперта российской полиции?

Ответ. В первую очередь, это человек с высшим образованием, иногда даже не с одним, умеющий грамотно использовать приобретенные знания
в профессиональной деятельности. Приветствуются аналитический склад ума, педантичность и терпение. И, конечно, обязательными являются абсолютная честность и искренняя преданность Родине и службе.


Ведщуий:  Алексей Валерьевич, возвращаясь к теме экспертиз. Сейчас у всех на слуху экспертиза ДНК. Все что-то слышали о ней, например, что этот метод очень точен. Но мало кто представляет, как осуществляется этот самый ДНК-анализ.

Ответ. Действительно, использование метода ДНК-анализа в криминалистике практически со 100 % вероятностью позволяет соотнести конкретного человека с его биологическими следами, оставленными на месте преступления.  Данный метод используется, как правило, при расследовании преступлений против жизни и здоровья человека. Зачастую именно заключение генетической экспертизы является основой доказательственной базы в суде. Представить, как работает метод ДНК-анализа в криминалистике, можно на следующем примере. В Печоре в районе городского водозабора обнаружили фрагменты человеческого тела в сумке, а невдалеке, около мусорного контейнера, – одеяло с пятнами и разводами. Сотрудники ДНК-лаборатории установили, что пятна бурого цвета – это кровь человека, чьи останки нашли возле водозабора. При этом экспертам удалось также выделить генотип человека, которому принадлежало одеяло. При сравнении его с гентическими профилями всех жильцов расположенного рядом с контейнером дома, а это 150 человек, был установлен убийца. В прошлом году наши специалисты разработали методику выделения генотипов и, следовательно, проведения идентификации по ним конкретных людей даже из «смешанных» биологических следов, содержащих ДНК нескольких человек. Ранее это было невозможно. Кроме того, ведется работа по внедрению в экспертную практику наших подразделений методик ДНК-идентификации отдельных видов животных и рыб. Это необходимо для расследования фактов браконьерства, в первую очередь в отношении видов, включенных в Красную книгу.

Ведущий:  Если обратиться к статистике, как часто анализ ДНК помогает раскрывать преступления?

Ответ. Ежегодно за последние три года результаты генетических экспертиз и исследований способствовали раскрытию в среднем более 100 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений.

Ведущий: Кроме ЭКЦ МВД России, где еще сейчас органах внутренних дел проводят ДНК-исследования?

Ответ. За последнее десятилетие фактически «с нуля» создана мощная лабораторная база для производства ДНК-экспертиз. Только за прошлый год открыты 4 новые лаборатории, и сейчас их общее количество составляет 70: 1 у нас в Центре и еще 69 в территориальных органах.

Ведущий: Алексей Валерьевич, известно, что в Вашей службе ведется федеральная база данных геномной информации. Расскажите, пожалуйста, какие данные в ней содержатся? Каков объем этой базы? Насколько эффективно ее использование?

Ответ. Федеральная база данных геномной информации ведется с декабря 2009 года. В соответствии с законодательством о государственной геномной регистрации обязательному помещению в нее подлежат генетические профили лиц, осужденных и отбывающих наказание за совершение тяжких или особо тяжких преступлений, в том числе против половой свободы и неприкосновенности. Поэтому в случае если преступление совершил осужденный, подлежащий геномной регистрации, оно будет раскрыто в кратчайшие сроки.  Приведу пример. В г. Красноярске произошло жестокое убийство двух женщин. На изъятых орудиях преступления были обнаружены биологические следы преступника. При их проверке была установлена личность убийцы – недавно освободившегося из мест лишения свободы и прошедшего обязательную геномную регистрацию. Преступление было раскрыто в течение суток.
А вообще, зная о том, что его генетический профиль находится теперь в базе данных ДНК, вышедший на свободу бывший заключенный, возможно, откажется от дальнейших преступных планов. Кроме того, в базу вносятся генотипы неопознанных трупов и биологических следов, изъятых с мест нераскрытых преступлений. Всего на сегодняшний день на учете находятся генетические профили около 750 тыс. человек. Федеральная база данных геномной информации постоянно пополняется. Только за прошлый год почти на 30 % увеличился общий массив ее объектов и на 20 % – количество генотипов, которые были проверены и поставлены на учет в течение года (с 115 тыс. до 140 тыс.). Результативность работы выросла в 1,5 раза, с ее помощью изобличено почти 4,5 тыс. преступников, в первую очередь совершивших убийства и изнасилования, раскрыто около 5,5 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений. Отмечу, что наша система учета геномной информации разработана и функционирует в соответствии с международными стандартами. Благодаря этому мы можем оказывать (естественно на основе принципа взаимности) помощь нашим зарубежным коллегам по данному направлению. Так, только за прошедший год по линии Интерпола нами проведены проверки почти 3 тыс. (свыше 2,7 тыс.) генотипов из более чем 25 стран.

Ведущий: Алексей Валерьевич, к слову, а как мы в целом смотримся в экспертной сфере в сравнении с зарубежными коллегами?

Ответ: Да, мы поддерживаем контакты с экспертами-криминалистами из стран ближнего и дальнего зарубежья. На постоянной основе отслеживаем достижения иностранных коллег, и могу утверждать, что российские эксперты нисколько не уступают им по уровню профессионализма. В целом российская научная и методическая школа в области криминалистики и судебной экспертизы является одной из самых передовых и признанных в мире. В рамках международного сотрудничества мы оказываем содействие в обучении и переподготовке экспертов, обмениваемся практическим опытом, методическими наработками, образцами документов и значимой для раскрытия преступлений информацией. Наиболее тесное взаимодействие налажено с экспертными службами республик Беларусь, Казахстан, Армения, Таджикистан, Киргизия. Реализуются они и с правоохранительными органами других стран-участниц СНГ. Особо отмечу, что 100-летие создания экспертной службы – это праздник всех криминалистов стран СНГ. В связи с этим хочу поздравить зарубежных коллег с нашим общим юбилеем и пожелать им успехов в решении задач по обеспечению законности и правопорядка, а также крепкого здоровья, мира и благополучия!

Ведущий: Алексей Валерьевич, известно, что криминал быстро берет на вооружение всевозможные технологические новинки, активно использует средства телекоммуникации и Интернет. Расскажите, пожалуйста, что может противопоставить злоумышленникам в этом вопросе экспертная служба МВД России?

Ответ. Вы правы. Наше время характеризуется стремительным развитием цифровых технологий. Все больше видов человеческой деятельности связано с использованием того или иного электронного устройства, содержащего различную информацию. Оно также может стать орудием совершения преступления либо содержать его следы. Поэтому специальные знания в области радиоэлектроники и компьютерной информации сейчас очень востребованы при расследовании преступлений.  При производстве компьютерных экспертиз исследуется не только информация, хранящаяся на накопителях в различных типах компьютерной техники – системных блоках, ноутбуках и на оптические дисках, но и та, которая была сознательно удалена или доступ к которой ограничен паролем.
Так, например, в рамках расследования одного из уголовных дел нами была восстановлена удаленная база данных почтовых сообщений, содержащая сведения о покупателях запрещенных товаров. В целом развитию этого вида экспертных исследований придается большое значение. Принимаются меры по увеличению штатной численности и повышению технической оснащенности лабораторий компьютерной экспертизы. Так, только за прошедший год количество таких экспертов возросло на четверть. Потенциал данного направления будет наращиваться и в дальнейшем.

Ведущий: Алексей Валерьевич, расскажите, пожалуйста, о таком новом направлении, как радиотехническая экспертиза?

Ответ. Официальный статус радиотехническая экспертиза получила только в ноябре 2015 года. На сегодняшний день в регионах страны уже функционируют 25 лабораторий. Как правило, объектами выступают радиоэлектронные и электронные устройства со специальным программным обеспечением. Поэтому такая экспертиза зачастую представляет собой комплексное исследование с использованием специальных знаний в области радиотехники, электроники, связи и информационных технологий.
Устройства, которые исследуют наши специалисты, условно можно разделить на четыре основные группы:
− исполнительные механизмы самодельных взрывных и зажигательных устройств;
− приспособления для получения информации о платежных пластиковых картах;
− специальные технические средства для негласного получения информации;
− устройства для отключения охранных систем автомобилей и запуска их двигателей.
Однако этот перечень не является исчерпывающим. Наши специалисты разрабатывают и совершенствуют методы исследования и других типов радиоэлектронных устройств и готовы решать задачи по раскрытию противоправных деяний, совершенных с их помощью.

Ведущий: В последнее время участились случаи телефонного мошенничества. Злоумышленники предлагают различные выигрыши, призы или, наоборот, вымогают деньги, представляясь даже сотрудниками правоохранительных органов. Какие экспертизы помогают в расследовании уголовных дел по таким преступлениям?

Ответ. Это предмет фоноскопической экспертизы. Для всестороннего и объективного анализа речи человека как своеобразного «следа» его интеллектуальной деятельности необходимо участие как минимум двух экспертов – с высшим техническим и высшим филологическим образованием. Специалисты определят индивидуальные признаки речи, даже если преступник попытался их замаскировать. Упомянутые Вами телефонные мошенники часто меняют тембр речи, тип голоса с мужского на женский, имитируют акцент. Наши эксперты способны идентифицировать преступников по тем признакам голоса, которые они не в состоянии контролировать.

Ведущий: Возможно ли настолько качественно подделать фонограмму, что она станет неотличимой от «нормальной» записи реального разговора? Например, путем объединения фрагментов разных разговоров, добавления чего-либо или удаления?

Ответ. Такие попытки «замести следы» как раз и пресекают наши эксперты-фоноскописты: устанавливают изменения, внесенные в зафиксированную на фонограмме информацию. Были случаи, когда злоумышленник разговаривал сам с собой или составлял разговор из нарезанных и перезаписанных фрагментов своей речи и речи другого лица. И таким образом пытался уверить правоохранителей, что присвоенные им деньги на самом деле отобрал некий бандит, а состоявшийся при этом обмен репликами удалось записать на телефон. Эксперты выводят подобные фальшивки из числа допустимых доказательств.

Ведущий: Какие задачи решает лингвистическая экспертиза? И почему она развивалась на базе фоноскопических лабораторий?

Ответ. Преступник порой и не отрицает своего участия в разговоре, особенно если уже есть результат идентификационной фоноскопической экспертизы, но, например, уверяет, что ничего противозаконного не говорил. Тогда эксперт-лингвист определяет смысл сказанного. Это особенно важно, если подозреваемый пытается утаить предмет речи, подменяя названия одних объектов, например наркотиков или оружия, другими. Таким образом, за фоноскопической экспертизой часто следует лингвистическая.

Ведущий: Преступления в отношении несовершеннолетних вызывают большую тревогу в обществе. Вы упомянули о роли в борьбе с ними лингвистической экспертизы. Не могли бы поподробнее ее осветить?

Ответ. Склоняя несовершеннолетних к насильственным, суицидальным действиям, преступники общаются с ними в форме интернет-переписки, путем обмена голосовыми сообщениями, по скайпу или телефону. Устные и письменные тексты и являются объектами лингвистической экспертизы. Эксперты устанавливают, к совершению каких именно действий побуждает та или иная фраза преступника. Но даже если в репликах злоумышленника нет прямого побуждения, а лишь выражена допустимость, необходимость или желательность выполнения подобных действий, лингвистическая экспертиза выявит доказательства его вины.

Ведущий: А если нет звукозаписи, если преступник написал, например, письмо с угрозами или побуждениями к незаконной деятельности, набрал текст на компьютере или прислал на электронную почту. Почерк не определишь. Есть ли возможность узнать, кто это сделал?

Ответ. Это определяет автороведческая экспертиза. По тексту можно узнать пол, возраст человека, индивидуальные особенности его личности, а также сферу профессиональной деятельности, что в дальнейшем может быть использовано оперативными сотрудниками при установлении подозреваемого. Автороведческая экспертиза актуальна и при расследовании преступлений, связанных с угрозами жизни, здоровью, поступающими от неустановленного лица, а также при заведомо ложном доносе.

Ведущий: Алексей Валерьевич, насколько известно, одно из приоритетных направлений Вашей работы, как и правоохранительной деятельности
в целом – это борьба с незаконным оборотом наркотиков. А что является основным критерием для отнесения химического вещества к подконтрольному, оборот которого ограничен либо запрещен?

Ответ. Основной критерий – это наличие соответствующей позиции в Перечне наркотических средств и психотропных веществ, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 года №681.

Ведущий:  А сколько всего экспертиз запрещенных веществ было проведено в прошлом году?

Ответ. «Наркотики» – это условное обобщенное понятие, охватывающее целый ряд законодательно контролируемых соединений – наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, сильнодействующих, ядовитых веществ, наркосодержащих растений и многих других.
Не перегружая наших слушателей цифрами, все же могу сказать, в 2018 году по данному направлению проведено около 330 тыс. экспертиз и исследований. Это почти одна шестая всего объема работы наших подразделений.

Ведущий: Не секрет, что в последнее время в обороте встречается большое количество новых веществ, используемых для злоупотребления. Можете ли Вы немного рассказать о работе Центра по данному направлению?

Ответ. При выявлении таких веществ мы во взаимодействии с оперативными подразделениями вносим изменения в нормативную правовую базу, регулирующую оборот наркотических средств и иных контролируемых физиологически активных веществ. В частности, с 2016 по 2018 год вышло свыше 20 соответствующих постановлений Правительства Российской Федерации. Только в 2018 году были установлены меры контроля в отношении 61 нового психоактивного вещества, 12 модифицированных анаболических стероидов и одного вещества для снижения веса, повлекшего смерть 8 человек в странах Евросоза.

Ведущий: Используются ли в работе экспертов по линии исследования наркотиков какое-либо уникальное оборудование и технические достижения?

Ответ. Наша служба, как я уже говорил, постоянно развивается. У экспертов российской полиции нет проблем в определении вида и количества наркотика. Это связано с тем, что мы работаем на самом современном физико-химическом оборудовании – хроматомасс-спектрометрах высокого разрешения, газовых и жидкостных хроматографах и других, зачастую – уникальных приборах.Так, методом ядерного магнитного резонанса мы можем устанавливать химическую структуру вновь появляющихся в криминальном обороте веществ и информировать о них наших коллег из следственных и оперативных подразделений. Именно на основании результатов наших исследований эти вещества вносятся в Перечень наркотических средств с установлением мер законодательного запрета и контроля.В ЭКЦ МВД России постоянно ведется работа по совершенствованию научно-методической базы. Только за последние годы разработано и внедрено в практику более 10 методик и практических рекомендаций по исследованию наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

Ведущий: Алексей Валерьевич, еще одна важная тема это безопасность на дорогах. Каким образом Ваша служба способна помочь в борьбе с правонарушениями и преступлениями в данной сфере?

Ответ. Все вопросы, связанные с автотранспортом, решаются в рамках автотехнической экспертизы. Одна из главных ее задач – исследование обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, в том числе определение скорости движения транспортного средства до столкновения, в момент контакта и в другие моменты. Также экспертиза позволяет установить, насколько действия водителей соответствовали требованиям Правил дорожного движения. С помощью исследования технического состояния транспортного средства определяется наличие или отсутствие его неисправностей перед ДТП, а также причины их возникновения. Результаты работы наших экспертов-автотехников способствовали формированию доказательной базы при расследовании происшествий, имевших большой общественный резонанс – например, так называемого «ДТП на Ленинском», катастрофы самолета Falcon 50 (столкновение со снегоуборочной машиной) во Внуково, а также ДТП с большим количеством жертв (в том числе детей) в г. Москве, Хабаровском крае, ХМАО, Тульской и Владимирской областях и недавней трагедии, случившейся под г. Калугой. Кроме того, важными задачами для экспертов-автотехников являются установление факта и способа изменения маркировочных обозначений транспортных средств, использовавшихся при этом методов и оборудования, а также определения первоначальных маркировочных обозначений, присвоенных транспортному средству на предприятии-изготовителе.

Ведущий: Еще один вопрос, который волнует наших радиослушателей-автовладельцев: можно ли ремонтировать автомобиль, ранее участвовавший в ДТП, до начала производства экспертизы и осмотра его экспертом?

Ответ. Вопросы, связанные с разрешением ремонта транспортного средства – участника ДТП, находятся в компетенции следователя или дознавателя. Вместе с тем хочу подчеркнуть, что изменение состояния объекта исследования, то есть автомобиля, в том числе его ремонт, ведет к уничтожению следов и может препятствовать экспертному установлению механизма ДТП. Поэтому не спешите делать ремонт до проведения экспертизы.

Ведущий: Если говорить о расследовании ДТП, то каким образом в распоряжении экспертов-автотехников оказывается информация из электронного оборудования автомобиля, в том числе о параметрах его движения перед ДТП?

Ответ. Для анализа таких сведений назначается комплексная судебная радиотехническая и автотехническая экспертиза. Есть несколько источников получения информации: из электронного оборудования автомобиля, представленного на экспертизу, либо от официальных представителей производителей автотранспортных средств соответствующей марки.

Ведущий: Известно, что в экспертно-криминалистических подразделениях есть специалисты-взрывотехники. Их работа всегда связана с борьбой с организованной преступностью или даже терроризмом?

Ответ. В наших подразделениях производятся экспертизы по фактам криминальных взрывов и незаконного оборота взрывоопасных объектов. Однако, это не обязательно терроризм. Это могут быть общекриминальные проявления – так называемые «разборки» организованных преступных групп, бытовые ситуации с использованием тех же пиротехнических средств и даже деятельность любознательных самодельщиков, которая зачастую приводит к весьма плачевным результатам.  В частности, сегодня из незаконного оборота чаще изымаются объекты самодельного изготовления – взрывчатые вещества, взрывные устройства, средства взрывания и прочее. Существенное снижение доли армейских боеприпасов в общем незаконном обороте взрывоопасных объектов произошло, прежде всего, благодаря активной работе правоохранительных органов. И рост числа так называемых «самоделок» – это свидетельство ограничения доступа преступников к объектам военного назначения. Обезвреженные боеприпасы армии и флота заняли место в коллекциях как учебные объекты для новых поколений специалистов. Только за последний год нашими взрывотехниками выполнено почти 11 тыс. экспертиз и исследований.  

Ведущий: Что нового происходит в таком на первый взгляд давно изученном направлении, как дактилоскопия?

Ответ. Несмотря на развитие новых видов экспертиз, позволяющих установить личность предполагаемого преступника, исследование следов рук до сих пор актуально и востребовано. И объясняется это тем, что отпечатки пальцев и ладоней на месте происшествия – это наиболее ценный источник информации о личности преступника. При этом они представляют собой механические следы. С одной стороны, они не подвержены так сильно влиянию «агрессивной» окружающей среды, как, например, ДНК человека. С другой, их выявление, фиксацию, изъятие и исследование при определенных профессиональных навыках можно провести гораздо оперативнее, чем прочие исследования по установлению личности.
Сегодня с помощью современных средств и методов можно выявлять следы рук практически на любой, например влажной, поверхности или на липких лентах. Раньше это казалось неосуществимым. Экспертам приходится сталкиваться порой с необычными поверхностями объектов, на которых необходимо выявить следы. Для этого разрабатываются новые способы и методы, проводятся научно-исследовательские работы. Совершенству в этой области нет предела.
И вот пример. В городе Омске совершено разбойное нападение.
На возможном месте ожидания преступником своей жертвы эксперт обнаружил бывшие в употреблении полимерные стаканы и емкости от медицинских препаратов. Поверхности этих емкостей были мокрыми, и всего несколько лет назад на них было бы невозможно выявить следы рук. Но последние достижения науки и техники позволили нашему специалисту это сделать, в результате чего была установлена личность преступника. Им оказался ранее судимый за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Вина его была полностью доказана.

Ведущий: Скажите, каково состояние и перспективы других старейших направлений криминалистики – почерковедения и исследования документов? Разрабатываются ли здесь новые методики?

Ответ. Разработка новых научно обоснованных методик, в том числе в данных областях, является одним из приоритетных направлений деятельности нашего Центра. Только за последние несколько лет подготовлены методические рекомендации по установлению последовательности выполнения реквизитов документов, исследованию рукописных записей. Выявлены особенности экспертизы отдельных видов почерковых объектов, например выполненных китайским иероглифическим письмом, ведется работа по дополнительному изучению защитных голограмм.  В целом почерковедение и исследование документов продолжают оставаться очень результативными с точки зрения экспертного сопровождения судопроизводства.

Ведущий: Какие преступления удается раскрывать с помощь данных видов экспертиз?

Ответ. Наши сотрудники решают сложнейшие задачи по установлению исполнителей рукописных записей и подписей в документах по уголовным делам, в том числе имеющим большой общественный резонанс. Благодаря работе экспертов ежегодно устанавливаются факты фальсификации десятков тысяч водительских удостоверений, паспортов транспортных средств и полисов ОСАГО. Кроме того, в ходе подготовки выборов наши специалисты постоянно привлекаются к проведению проверок подписных листов кандидатов и партий на предмет фальсификаций.

Ведущий: Вы упомянули про учет поддельных денег. Он как-то помогает в поимке фальшивомонетчиков?

Ответ. Да, это так. Результаты проверок по учету способствуют установлению фактов единого способа изготовления поддельных денежных знаков. Например, когда нашим коллегам из оперативных подразделений удается задержать конкретных фальшивомонетчиков, мы помогаем установить и сопоставить факты их противоправной деятельности. В истории службы есть примеры, когда эксперты безошибочно могли назвать фамилию преступника-рецидивиста по характерным признакам на изготовленных им банкнотах.  За 2018 год проведено свыше 30 тыс. проверок по учету поддельных денежных знаков, результаты которых способствовали раскрытию около 22,5 тыс. преступлений (+ 16 %), связанных с изготовлением и сбытом поддельных денег.

Ведущий: Сейчас все большее распространение получают различные системы фото- и видеофиксации людей и объектов. Полученная с них информация является ли объектом какой-либо экспертизы? Проводится ли в подразделениях Вашей службы распознавание людей по их фото- и видеоизображениям?

Ответ. Да, конечно. Данная работа проводится в рамках фото- и видеотехнических, а также портретных экспертиз. При этом решаются задачи, обусловленные возбуждением уголовных дел по различным статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за террористическую и экстремистскую деятельность, распространение детской порнографии, сбыт наркотиков, подделку документов. За последние годы мы видим, что востребованность данного направления только возрастает. При этом, идя в ногу со временем, мы сейчас изучаем возможность использования такого нового методологического подхода в данной области, как биометрия.

Ведущий: Какие еще задачи решают фототехническая и видеотехническая экспертизы?

Ответ. Это выявление признаков монтажа и ретуши фотоснимков и видеозаписей; идентификация на них различных объектов; определение размеров изображенных предметов и расстояний между ними, а также скоростных параметров движения объектов; установление обстоятельств, связанных с фото- и видеосъемкой и обработкой фотовидеоматериалов, особенностями печати, привнесения дополнительной информации в имеющееся изображение.
Например, хорошая цифровая ретушь редко оставляет видимые следы, однако в рамках фото- и видеотехнической экспертиз с использованием сложных характеристик изображения решаются задачи и по ее выявлению.
Приведу пример.
В 2015 году Московская коллегия адвокатов «Делькредере», представляющая интересы Министерства культуры Российской Федерации обратилась в Арбитражный суд города Москвы с требованием о запрете распространения в России книги английского историка искусств Энтони Партона о творчестве художницы Натальи Гончаровой. В книге содержатся репродукции ряда картин Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова, которые предположительно являются фальсифицированными. Одна из них – картина Ларионова «Павлины».
Перед нашими экспертами была поставлена задача установить соответствие фотографий этой картины, поступивших из-за рубежа, с ее фотоизображениям, сделанными в Москве.
Дело являлось беспрецедентным. Впервые в российской судебной практике были предъявлены обоснованные требования о запрете продажи книги, с помощью которой легализуются поддельные картины великих русских художников. В качестве доказательств Министерством культуры были предъявлены результаты экспертиз наших сотрудников, выполненные в том числе по материалам Государственной Третьяковской галереи, Российского государственного архива литературы и искусства, Государственного исторического музея, Российской академии художеств.

Ведущий: Алексей Валерьевич, Вы упомянули про судебно-экономические экспертизы. Расскажите об этом направлении поподробнее, пожалуйста?

Ответ. Эффективное противодействие экономической преступности в настоящее время невозможно без применения соответствующих специальных знаний. Результаты судебно-экономических экспертиз (бухгалтерских, финансово-аналитических, финансово-кредитных) способствуют раскрытию широкого круга преступлений, связанных с хищениями денежных средств, коррупцией, легализацией преступных доходов, незаконной банковской и предпринимательской деятельностью.
Например, в прошлом году нашими экспертами были выявлены мошеннические схемы, по которым недобросовестные руководители некоторых крупных банков похитили денежные средства вкладчиков на общую сумму более 160 млрд рублей.
В этой связи хочу еще раз отметить высокий уровень требований к квалификации наших экспертов, которые анализируют операции с миллиардными суммами и прослеживают цепочки из десятков фирм-«однодневок».

Ведущий: Алексей Валерьевич, сегодня острой проблемой стали криминальные банкротства. Ваши сотрудники работают по данному направлению?

Ответ. Да, конечно. При расследовании криминальных банкротств наши сотрудники, например, определяют момент наступления действительной неплатежеспособности заемщика либо самой кредитной организации. Выявляют факты несоблюдения принципов и правил кредитования при незаконном получении кредита или мошенничестве в данной сфере. Проводимые экспертизы вносят существенный вклад в расследование сложных и резонансных преступлений, подрывающих доверие к банковской системе страны как населения, так и международного сообщества.
Мы придаем большое значение развитию этого направления. Налажено взаимодействие с Банком России и государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов». В ближайшей перспективе будут разработаны специальные методики исследования деятельности иных участников финансово-кредитного сектора: негосударственных пенсионных фондов и кредитных потребительских кооперативов, которые обладают признаками «финансовых пирамид».

Ведущий: Вы также сказали о развитии такого нового направления экспертных исследований, как психофизиологическая экспертиза. В связи с этим такой вопрос: будут ли в ближайшее время проводиться экспертизы с применением полиграфа в экспертных подразделениях системы МВД России?

Ответ. Психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа включена в официальный Перечень судебных экспертиз, которые производятся в органах внутренних дел. В структуре ЭКЦ МВД России создано отделение психофизиологических исследований. В регионах открыты и готовы к работе более 20 аналогичных экспертных лабораторий. Разработаны методические основы выполнения таких экспертиз, специалисты аттестованы на право их самостоятельного производства. Так что экспертизы с применением полиграфа в системе МВД России проводиться будут. Для этого созданы все условия.
Психофизиологические исследования актуальны при расследовании различных видов преступлений: против личности, против общественной безопасности и общественного порядка, в сфере экономики и иных. Исследования на полиграфе в основном проводятся, когда отсутствует необходимая информация, а также при даче участниками процесса взаимоисключающих показаний. Они выполняются также и по инициативе обвиняемых, подсудимых и их адвокатов – чтобы дать шанс заведомо невиновному человеку доказать свою непричастность к преступлению.

Ведущая: Алексей Валерьевич, о каких еще направлениях экспертной работы Вы могли бы рассказать?

Ответ. В экспертной службе органов внутренних дел выполняются, например, геммологические экспертизы, в ходе которых исследуются драгоценные камни и изделия из них. Только за прошедший год через руки экспертов прошло более 20 тыс. ювелирных изделий. Или, например, экспертиза целого по частям – одна из разновидностей трасологии. В прошлом году наши эксперты в ходе исследования 2 306 фрагментов денежных билетов Банка России установили, что 2 269 из них ранее составляли единое целое в виде 684 купюр номиналом 5 тыс. рублей.  К слову, наши эксперты в состоянии восстановить практически любой документ после его «уничтожения» в специальных устройствах – так называемых шредерах. Такие экспертизы также имели место. Они, безусловно, заняли некоторое время, но результат был достигнут – воссозданные документы были приняты судом в качестве допустимых вещественных доказательств. Кроме того, даже в такой, казалось бы, давно изученной области, как судебная баллистика, есть много интересного. Например, недавно мы наконец закончили систематизацию нашей криминалистической коллекции огнестрельного оружия и патронов и ее постоянно действующей экспозиции. Общее количество экземпляров коллекции составляет свыше 2 тыс. 200 единиц. Собирать их начали еще в 30-е годы прошлого столетия. Среди них имеются редкие образцы как «антикварного», выпущенного еще в XIX веке, так и современного оружия – и боевого, и охотничьего – последние новинки оружейной отрасли. Подобного рода коллекции существуют практически во всех региональных экспертных подразделениях. Ведутся также пулегильзотеки: в ЭКЦ МВД России – федеральная,  в столицах федеральных округов – единые региональные. На учете в них состоят пули, гильзы и патроны, изъятые с мест преступлений, а также контрольные пули и гильзы боевого, служебного и гражданского огнестрельного оружия с нарезным стволом, в том числе – утраченного или похищенного. Проверки по пулегильзотекам проводятся для установления конкретного экземпляра оружия, использованного при совершении преступлений, и их раскрытия. Ежегодно по баллистическим учетам проверяется в среднем до 15 тыс. единиц оружия (в результате чего раскрывается около 300 преступлений, совершенных с его применением). Сейчас, когда массив этих учетов составляет почти 20 млн объектов, мы планируем переход на автоматизированные баллистические информационные системы, причем отечественного производства.  Считаю также необходимым упомянуть такое давно устоявшееся направление, как одорологическая экспертиза или исследование запаховых следов человека. Ее результаты особо значимы, когда иными способами, например, ДНК-анализом, установить преступника невозможно. Используемые при этом методики являются уникальными отечественными разработками. Они основаны на строго научных принципах организации лабораторного эксперимента и по своей надежности не имеют аналогов в мировой практике. О возможностях данного вида экспертиз можно судить по следующему примеру.
В профильный отдел нашего Центра в прошлом году были назначены экспертизы по факту убийства на территории в одной из стран СНГ 6 человек, включая двух малолетних детей (7-летнего мальчика и 4-летней девочки)., Преступление было совершено в 2005 году и все еще оставалось нераскрытым. В ходе проведения этих экспертиз на объектах, в частности обломках кирпичей, послуживших орудиями преступления, были выявлены запаховые следы трех из семи проверяемых по делу лиц. Полученные данные позволили изобличить убийц даже спустя 13 лет после совершения ими зверского преступления. Есть еще масса случаев, когда результаты исследований запаховых следов человека способствовали раскрытию особо тяжких преступлений.